Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

smile

Осенний поцелуй

Десять км с Аллой Борисовной в ушах это как три км без нее. Впридачу бесплатный психоанализ. Ведь это же полная ретроспектива моей жизни: Арлекино, Миллион алых роз, Свеча горела на столе, а потом бац, Три счастливых дня- и Мадам Брошкина)
Но когда финальным аккордом Не отрекаются любя, ведь жизнь кончается не завтра, нервы сдают, и слезы мгновенным градом. И всем кажется, ты устала бежать, тебя жалеют и утешают, а ты совсем не устала и бежала бы и дальше, но не выдержишь больше ни минуты спетой любви.

А с другой стороны, хорошо, что есть еще эмоции, пусть и такие несуразные. На днях пыталась вспомнить тот приступ радости, испытанной в Москве, когда выпадало получить бесплатный пробник на выходе из метро, и не смогла. Помню, что пакетик растворимого кофе, полученный просто за то, что я вышла на Университетской в начале длинного рабочего дня мог поднять настроение на весь этот рабочий день, а вот прочувствовать это эмоционально у меня больше не получается. Когда меня пробило на писать, самым важным, практически жизненно необходимым было найти правильное слово к каждой мини-эмоции, мини-переживанию. Я тогда занималась театром, и на сцене тоже оттачивала выражение эмоций. Слова, взгляд, наклон головы и тела, интонацию, письменную и устную, на русском и французском. А сейчас не получается пережить чувство той давно забытой радости. Поднимаешься по длинному эскалатору из самых недр метро, упираешься в низкое московское небо, усталость страшная от полночных работ над дипломом на французском о чеченском кризисе, чай с колбасой на завтрак. С утра секретарская работа, во второй половине дня лекции французских профессоров, вечером опять жертвы среди гражданского населения и территориальная неделимость Федерации. А тут тебе с улыбкой протягивают бумажный стакан с быстрорастворимой вермишелью, пакетик шампуня, кусочек Китикет, и желают хорошего дня. Просто так, не за что.

Написать могу, пережить еще раз - нет.
smile

Диалоги с мамой

- Танечка,что тебе приготовить на вечер?
- Торт Наполеон.
- Иди в жопу!

Я очень и очень люблю свою маму:)
У нее прекрасное чувство юмора, добрый отзывчивый характер и самые лучшие на свете внуки!

Это мы с мамой...несколько лет тому назад



И еще, спешу похвастаться: я открыла аккаунт в Инстаграме (ссылка в профиле). Мамы там нет (она стесняется), но зато есть Гоша, читающий Мережковского:)
smile

О самом главном: бабушка Дуся

Моя бабушка, мамина мама - Евдокия Лукинична Шаповалова. Имя такое красивое, и бабушка была красавицей.
Если дедушка Саша методично готовил меня к сваливанию за бугор, то у бабушки Дуси был конек другого характера. Бабушка утверждала, что для счастливой женщины совсем необязательно выходить замуж и даже (но уже не так уверенно) рожать детей. На черта они сдались!
К этой уверенности, кроме её собственной биографии, бабушку подвел жизненный путь двух сильных женщин современной эпохи - Маргарет Тетчер и моей мамы. И если с британской премьершей все понятно, то как моя мама, выйдя замуж за папу (лучшего мужчину в мире!) и произведя на свет меня с братом (обойдемся без нескромных эпитетов) смогла проиллюстрировать эту в высшей степени категоричную жизненную позицию я пока не поняла.
И к себе применить бабулькин вывод я, к счастью, не могу. С мужиками я, правда, пока не разобралась (но какие мои годы!), а вот без детей, на мой взгляд, жить скучно. Главный интерес потомства, как мне кажется, это ограничение родительских возможностей. Сейчас объясню: принято считать, что с рождением детей жизнь обретает смысл, но это правда только для тех, у кого, не знаю уж по каким причинам, бездетная жизнь была бессмысленной. А если в жизни был смысл, много смыслов, амбиций и проектов, хотелось и семьи, и карьеры, и вокруг света на паруснике, и собрать деньги на больницу в Кабуле, и детский дом во Вьетнаме, написать книгу и научиться танцевать танго, то с появлением детей проекты организуются в главное:
1. утром, нанести на лицо дневной крем;
2. вечером, помыть ноги.
Не каждый день эта роскошь доступна.

Но в бабушкиной жизни, конечно, не было мечтаний о кругосветных плаваниях. Как все женщины её поколения, пережив войну и голод, она мечтала об обильной еде, втором платье, больше не беременеть и чтобы дети закончили ВУЗ. И чтобы муж не мучал бесконечными упреками и ревностью.
Как все женщины ее поколения, страдающие от нехватки мужчин, она души не чаяла в сыне, а дочь гоняла, как драную козу. Сцены маминого детства, рассказанные мамой мне в уже приличном возрасте вызывают во мне тихий ужас и желание покачать маму на ручках.
Вот она сидит верхом на индюке на их крошечной кухне в Новороссийске, они, видите ли, привезли с хутора живого индюка, ему, соответственно, надо перерезать горло, у деда тонка кишка, бабушка бегает по кухне с острым ножом, мама, чтобы ей помочь, поджимает индюка под себя. Что при этом делает индюк - описывать не буду.
Вот маленькая мама выпила какао, предназначенное ее брату. Брат младше на 6 лет, часто болеет, какао ему положено больше, а мама его страшно любит - какао, не брата. И, выпив, свою порцию, не может остановиться. И маму за это бьют, сильно. Ей, конечно, не так больно, как индюку, но обидно смертельно. Или вот... ладно, не буду продолжать этот мрачный перечень. Я все-таки собралась рассказать про бабушку, а не про мамины детские обиды.
Так, как бабушка любила сына, точно так же она умилялась маленькому Максу, моему брату. Ее любовь к внуку выражалась в частности в том, что она постоянно трогала и целовала отдельные Максовы части, восхищаясь их совершенством - ушки какие! прям пельмешечки, губку нижнюю надул, счастье мое розовое! Странно, но у меня нет вот этой бабушкиной особенности - воспевать красоту сыновей. То есть, в общих чертах и предельно объективно, я вижу, что они красавцы, но млеть от совершенства, допустим, больших пальцев их ног - мне скучно. И потом, в том, что мне особенно удаются пальцы на ногах, их заслуги нет никакой. Кстати, когда Макс вырос и трогать его за пельмешки стало опасно для здоровья, у бабушки появился новый предмет для комплиментов - щенок Арик. Попочка в форме розочки, хвостик крендельком.
- Люба, любушка, - звала его бабушка, и вдруг, как бы спохватившись, что ее застукают в нежности, - зараза!

Ну это я, конечно, язвлю от зависти. Моими ушками бабушка не восхищалась. Может быть, когда я была маленькой, меня тоже так же оглаживали и обцеловывали, я не помню, но, подростком, я глубоко страдала от несовершенства ушей и прочего.
Когда бабушка меня доставала, я крутила у виска и сдувала на нее. И Макс бежал докладывать: бабушка, она вот так сделала! И бабушка обижалась, как будто бы догадывалась, что я люблю ее, как она меня.
Бабушкина забота измерялась пирожками на дрожжевом тесте, маринованными грибами и пельменями. Внуки представлялись ей длинными желудками на ножках. Она бы несомненно удивилась, если бы мы ей сказали, что мама нас тоже кормит. И при этом читает книжки и водит в кино. И еще больше наверное, если бы мы попросили ее что-нибудь нам почитать. Свои первые романы бабулька прочла, когда их читала ее дочь, моя мама, следуя школьной программе. Плакала над Анной Карениной, дивилась Гоголю, зачитывались Чеховым.

Наверняка ей нравилось одеваться, прихорашиваться, выходить в кино и на концерт. А может, она стыдилась мужа-инвалида, чаще всего бабушка отказывалась куда-то с нами идти, если это был не пляж и не рынок, говорила, кому я там нужна, только позорить вас буду. Моя мама такая же. А я - нет, меня хлебом не корми, дай только вырваться из дома.

Зато у бабушки была большая и дружная семья. До взрослого возраста дожило семеро детей: Николай (погиб на войне), Надежда, Мария, Евдокия (моя бабушка), Василиса, Виктор, Валентина. Бабушка родилась и жила до замужества на хуторе близ Славянска на Кубани. Но дети ее родились уже в Новороссийске, туда же со временем перебрались Баба Вася, дядя Витя, баба Валя жила в Невыномысске, баба Маша в Рустави. А баба Надя так и осталась на хуторе. У бабы с дедом там был кусок огорода, и мы каждый год ездили на пару дней на дедушкином Запорожце собирать урожай - помидоров, болгарского перца, синеньких, ближе к осени, после того, как пророк пописял в море - картошку и фасоль. Там зрели самые вкусные в моей жизни яблоки, откусишь кусочек, а из него вытекает мед. Читая уже позже бунинский рассказ, я вспоминала именно эти яблоки, хотя антоновской кислинки в них не было ничуть. Еще на хуторе я полюбила незамысловатый физический труд: вырывать сорняки, выкапывать картошку, чистить фасоль. На всю жизнь и всей душой я поняла Левина, косящего в экстазе траву десять страниц подряд!
Но все остальное на хуторе повергало меня в грусть и тоску: цементные полы (в маминым детстве они были земляными), борщ на старом сале с чесноком, выцветшие кроватные накидки, картонные иконки с бумажными цветочками, водка, непременная спутница любого обеда, пьяные злые разговоры или наоборот, немая обида поджатых губ. Именно на хуторе вечером я как-то подслушала разговор бабушки с дедушкой. Я даже сначала не узнала их, настолько голоса были изменены переливающейся через край неприязнью. Я, помню, не выдержала - вышла из спальни в слезах и непонятках: как вы можете ТАК друг друга ненавидеть? Но была возвращена обратно в постель одной из бабушкиных сестер.
Брат и сёстры, они стояли друг за друга стеной, растили и женили детей, хоронили стариков, помогали лекарствами, продуктами, связями. Мы постоянно были куда-то приглашены, везде было шумно, вкусно, весело.
Я рада, что каждый раз, приезжая в Краснодар, я вижусь со своей крестной, тётей Таней, дочерью бабушкиной сестры Василисы, двоюродной сестрой моей мамы. Это моя связь с бабушкиной семьёй, которую я, скорее всего, потеряю, когда перестану приезжать в Россию и не смогу передать её моим детям.

На этой фотографии мне год. Мы с бабушкой и мамой только что приехали в Волгодонск поднимать целину. Бабушка, правда, быстро вернулась в тёплый и морской Новороссийск, и целина осталась на нас с мамой.
Но я считаю, что мы её подняли! Я живу сейчас рядом с Дефансом, мама в своем доме в Краснодаре. A бабушки нет с нами вот уже 18 лет.
smile

(no subject)

Замоталась я что-то совсем. В прошлое воскресенье Сашка оторвался от компьютера и сразу после обеда пошел в гости к Адриену, вернее к Адриеновскому компьютеру. А мы с Петькой вышли гулять после полдника. Смотрели на детей, общались с собаками, пили молоко на свежем воздухе. Думаю: надо позвонить Адриену, спросить, как там Сашка и когда собирается домой. Звоню. Отвечает женщина, очень такой вежливый бонжур. Я тоже вежливо представляюсь:
- Татьяна, мама Адриена.
На другом конце тихо обалдели. Повисла тишина. Я пыталась сообразить, что же сказать дальше. С одной стороны, если я мама Адриена, надо бы поинтересоваться, как он там и где вообще бродит. С другой стороны, нафик он мне сдался. Не очень приятный мальчик, скажу честно. Из какой-то бывшей югославской республики, Хорватии, по-моему, учится в частном колледже, считает себя страшно умным и бывших одноклассников слегка презирает.
Неожиданно мои мысли переключились на Петьку, заснувшего в коляске. Какая нечаянная радость! Пока он будет спать, столько всего успеть можно! Если побыстрому найти лавочку, прочитать несколько страниц зубодробильной Игры в бисер, а лучше, конечно, дочитать наконец-таки отчет Палаты счетов про Институт радиологии. И неплохо бы заглянуть в арабскую лавочку и купить специй для тажин. И на ужин чего-нибудь сообразить: кебаб там или сушей. Ах, суши и пиво японское! 
В ухе кто-то напряженно засопел. Я с удивлением обнаружила, что к нему по-прежнему прилеплен телефон. Стала лихорадочно искать, чего бы еще сказать. Нашла: а как вы поживаете вообще там? Ничего так, - ответили мне.
- Ну и славненько,- обрадовалась я возможности закончить разговор. И уже совсем было нажала на красную кнопочку, как из Хорватии поинтересовались:
- А вы, наверное, Сашина мама?
- Да, - опять обрадовалась я (не совсем они там идиоты все-таки), - и Петина тоже!
А Петичка так заулыбался во сне, потянулся: солнышко мое! 
В трубке опять замолчали. Может, они по-французски больше ничего не умеют? - подумалось мне.
- Вы по всей вероятности, хотите поговорить с Сашей?
- Ну, конечно, - слегка обиделась я. Не с Петей же. Петя тут, такой розовенький и ушастый. И спит к тому же! И вообще он еще не разговаривает. Гу, аги, гуги - не в счет.
Когда Саня подошел к телефону, я сразу все вспомнила. Спросила, не против ли он сушей на ужин (пиво ему еще рано). Сказал, что не против. Как хорошо,что мои мальчики все едят! Не напрасно все-таки я стараюсь готовить Петьке еду сама, приучаю ко всем овощам, попадающим в мое поле зрения, будь то даже топинамбур или пастернак!
А вот когда Саша собирается домой, забыть спросила (забыла спросить, то есть).
Пришлось перезванивать:)
smile

Свекровь

У меня есть свекровь. И она француженка. Более того, она нормандка, а нормандцы даже среди остальных французов считаются скупыми. Кроме моего мужа она родила еще двух девочек. Сам этот факт не представляет большого интереса для меня, но свекровь утверждает, что любит меня так же сильно, как их. При этом она искренне считает, что я редко навожу порядок в доме, готовлю кое-как, разговариваю с ней недостаточно вежливо и вообще русская, и это объясняет некоторые мои дикости. Например то, что я выхожу гулять в любую погоду или что я чищу картошку, сваренную в мундире, руками, а не специальным ножом.
Я тоже люблю мою свекровь. Изо всех сил. Ее главное достоинство заключается в том, что она бабушка моего сына. Французская, конечно, mamy, но бабушек человеку дается в жизни две, и ими не стоит разбрасываться, я так считаю. Второй положительный пунктик моей свекрови в том, что она замечательно готовит. И первые два дня наших визитов мы наслаждаемся стейками, зеленой фасолью, перевязанной тоненьким беконом и яблочными пирогами. Все эти радости заливаются густым Бордо, потому что у меня еще есть свекр – великий знаток французских вин всех цветов, но о нем как-нибудь в другой раз. Однако на третий день радость чревоугодия уступает место ротно-попочному восприятию мира, в котором пищеварительный процесс сродни мистическим поискам Истины, и жизнь приобретает вполне четкий смысл в форме желудочного сока.
Однако самый нестандартный интерес моей свекрови состоит в том, что она могла бы послужить науке и вдохновить целый ряд исследований в области психоанализа, если бы отдавала себе отчет в том, насколько ее личность состоит из комплексов, фобий, бытовых страхов, всех оттенков чувства вины и огромных таких логических цепочек, с которыми она прожила всю жизнь, и первым звеном которых является банальная ошибка. Например, ее дочери не умеют готовить потому, что моя свекровь всегда считала, что нельзя требовать чего-то от девочек в плане помощи по дому, если сын ни в чем не помогает. Никакой дискриминации по половому признаку, так сказать. А сына нельзя просить помочь знаете почему ? А потому что муж никогда не опускается до кухонных мелочевок и, вернувшись с работы, тут же садится под телевизор вникать в большую политику. А муж несмотря на то, что бездельник, все равно муж, взрослый и сложившийся мужчина. А вот детки маленькие, и они ничего не просили. Мне понадобилось немало времени, чтобы понять, что именно они не просили и почему по этой причине им можно не мыть посуду, не гладить свои же футболки и вообще элементарно не складывать тарелки в раковину после еды. Они не просили их рожать ! Моя свекровь живет с чувством вины потому что родила детей.

Эвелин вторая дочь в семье. Моя будущая свекровь все детство и юность мучилась от зависти к своей старшей сестре, Эльян. К слову сказать, третьей сестре, Моник, рожденной на закате молодости, завидовать было бы сложно : она с 14ти лет принимает антидепрессанты, запивая их белым вином и кальвадосом, что, правда, не помешало ей выйти замуж за очень толстого северянина и родить очень худого сына. А вот старшая в школе училась лучше, мальчики на нее заглядывались чаще, и она всегда была уверена в себе, в отличие от моей Эвелин. Мой муж унаследовал от матери красивые голубые глаза, но ей всю жизнь хотелось карих, как у Эльян. Эвелин дарили синие свитера к глазам и нормандскому румянцу, но ей хотелось красных, как у сестры. Ко дню рождения в конце июня моей будущей свекрови преподносили розы, а ей хотелось сирень, которую дарили Эльян, хотя любому дураку понятно, что в конце июня сирени во Франции нет.
В Эльян как-то быстро влюбился страстный испанец (ах, эти карие глаза !) и увез ее на юг Франции, поближе к родной Испании с ее корридой и мохито. А Эвелин долго ходила на местные танцульки, пока на нее не обратил внимание такой же стройный, высокий и голубоглазый Бернар, цель жизни которого на тот момент заключалась в рассклеивании коммунистических листовок по всей Нормандии. Они поженились в эротическом 69 году, а в 71 у них уже был сын. Поскольку к этому времени Эвелин и Бернар окончательно разобрались в том, что собственно им от жизни нужно, они одновременно решили, что коммунизм это конечно хорошо, но троцкизм лучше, и что ребенок у них будет один, чтобы не отвлекать родителей от революционных дум. Эти важные решения совпадали с эпохой, ведь май 68-го перевернул многие ценности обычных французов: например, спать с девушками в общаге до свадьбы раньше казалось постыдным, а после майских событий не спал с девушками в общаге только ленивый или голубой. У Эвелин до сих пор хранится кухонный фартук той эпохи с политическим содержанием. Там написано приблизительно следующее: «Я требую равенства с мужиками, но не забывай зажимать меня по углам!» Бред в общем редкостный и раритетный, подаренный, кстати, любимым мужем. На фотографиях тех лет моя будущая свекровь похожа на худенького мальчика с короткой стрижкой. В перманентной революции и функционерской работе проходили годы, каждый день они освобождались все больше и больше от буржуазных пережитков предыдущей эпохи: курили в квартире при сыне, у которого очень быстро развилась астма, лупили, когда ребенок орал в супермаркетах, выражая нереволюционное отношение к буржуазно-потребительскому обществу.
А потом случился прокол. Бернару захотелось дочь. По семейной легенде им стало жалко сына растущего в одиночестве. А по рассказу Эвелин, ее муж был очарован умной кареглазой девочкой, живущей по соседству. К этому моменту отношения Эвелин с сыном разладились окончательно, ей даже пришлось на какое-то время уйти с работы, чтобы заняться малышом невыносимым до такой степени, что в коллективе его оставлять стало сложно. Воспользовавшись ситуацией, моя будущая свекровь пообещала моему будущему свекру дочь, но поставила два условия: дочерей будет две, и она не выйдет на работу, пока девочки не пойдут в школу. Очарование соседской малышки было по-видимому настолько велико, что Бернар согласился жить с одной зарплатой и тремя женщинами. Революционный период в жизни моих свекров закончился.
Все случилось так, как было задумано. Не успев родить первую дочь, Эвелин забеременела второй, кормила их овощным и фруктовым пюре, заботливо вытирая ротики после каждой ложки. А Бернар продвигался по функционерской лестнице и строил дом. 31 декабря 1979 года, когда младшей дочери было всего несколько дней, они переехали в вагончик, расположенный на территории строящегося дома. Жизнь Эвелин потеряла блеск освобожденной женщины и превратилась в буржуйское существование, только без гувернантки и денег. Девочки болели постоянно: после рвоты и поноса начинались астматические приступы, отиты, ангины и даже вши. Они просыпались каждую ночь, и Эвелин обнаружила, что ее и без того очень ранимый сон был нарушен раз и навсегда. Поменяв постельное белье и вымыв пол в детской, она уже не могла заснуть и остаток ночи проводила с открытыми глазами и грустными мыслями. Она не спала сутками и суп варила на автопилоте, не радуясь уже ни голубым глазам, ни белокурой кудрявости своих красавиц. А Бернар мирно похрапывал каждую ночь и по выходным тоже строил дом.
Потом, конечно, все пришло. Они переехали в новый дом и были показательные выступления специально для Эльян в дни рождений счастливой семьи: девочки одетые в одинаковые, почему-то голубые платьица, одинаково причесанные и одинаково улыбающиеся в фото-объектив (к равенству у французов отношение почти что религиозное, оно ведь даже запечатлено в девизе Французской республики, а разного цвета свитера из эвелинского детства это пережитки буржуазной эпохи). Тут же неподалеку такой же кучерявый сын, чуть ли уже не подросток и еще чуть дальше - отец семейства, бывший революционер и честный налогоплательщик. Фотографирует, конечно, Эвелин. К слову сказать, воздушный торт, белоснежная скатерть, чисто выглаженная рубашка Бернара и даже блестящий улыбающийся кот тоже ее рук дело.
Развелись они в 86 году, когда, казалось бы, самое сложное осталось позади. Эвелин, у которой революционная идеология сменилась религиозным отношениям к детям забрала всех троих с собой. В них было вложено столько бессонных ночей и собственноручно приготовленных пюре, что она уже не мыслила своей жизни без них несмотря на то, что она опять работала и что мой будущий муж успел вырасти в юношу, и жизнь с отцом ему была бы куда полезней. Дом был продан, и Эвелин с детьми оказалась в небольшой социальной квартирке, все окна которой выходили на муниципальное кладбище.
Правда через год они вновь сошлись. По семейной легенде, Бернар не мог жить вдали от детей, но лично я думаю, что вдали от Эвелин он бы умер от голода. На сегодняшний день мне абсолютно ясно, что Бернар любимый ребенок своей жены и она к сожалению не научила его готовить, как впрочем и всех остальных. Он до сих пор не знает, как варятся макароны, правда-правда, я отнюдь не преувеличиваю. Питаясь замороженными полуфабрикатами всю неделю, на выходные Бернар возвращался в семью, отъедался, проверял уровень воды в машине бывшей жены и сетовал на ее неполные знания в области механики. Эвелин нужен был мужчина, это было абсолютно очевидно. И он появился! За год самостоятельной жизни Бернар не успел поправиться, зато научился играть в теннис.

Эвелин никогда не хотела внуков, и объясняла детям, что иметь потомство это нереволюционно и хлопотно. Поэтому ее обе дочери незамужем. У младшей, правда, есть бойфренд, а у старшей только лошадь. А вот сын ослушался материнского совета, и, когда он погиб, после него остались жена-иностранка и трехмесячный малыш. Все дети болеют, но этот заражал каждый раз и мать, и Эвелин отпрашивалась с работы и неслась на другой конец Франции варить им бульоны и покупать лекарства, прям как дочерям в детстве. А потом поездки прекратились: у нее обнаружили рак груди. Организм не справился с таким количеством трудностей.

А сейчас Эвелин обнимает Сашку со спины и прикладывает его к себе, а он пооудобней устраивается в ее объятьях, укладывая голову на грудь, и они часами вместе смотрят Трансформеров и Покемонов. У него ее овал лица, ее нежная нормандская кожа, он чувствителен к музыке, как она.

А еще, вы не поверите, у него большие карие глаза!
smile

Ду Ю энд кен Ай?

Новые истории пишутся крайне медленно. Поэтому вновь прибегаю к "старым". Эта, -  лингвистическая! - была опубликована в прошлом году на форуме выпускников моего любимого факультета.

На самом деле у меня нет способностей к языкам. Просто хорошая память и системный подход к любому объекту изучения. А еще усидчивость, которая помогает переходу количества в качество. Это качество дает чувство языка, интуитивную грамматику и спонтанное сочинительство новых слов. А вот безупречного произношения и четкой музыки языка, соответствующей каждой ситуации а ля Жерар Филипп как не было, так и нет. Поэтому на одиннадцатом году жизни во Франции каждый раз,когда я открываю рот в присутствии незнакомых людей, эти самые люди улыбаются и понимающе кивают головой : « Português »?
Почему меня в первую очередь принимают за португалку, я не знаю. Может быть из-за повышенной волосатости, хотя в одетом состоянии ее вроде не видно. На втором месте оказывается мое ливанское происхождение. Это я знаю почему: темные глаза и волосы и бледная кожа. И когда я нетерпеливо прерываю их поиски радостным сообщением, что я русская, они с тем же самым пониманием так же кивают теми же самыми головами. Мы так и думали, но стеснялись сказать раньше. У вас же КРУГЛОЕ лицо, но скажите, когда вы успели пропить голубые глаза, белокурость и нечеловеческих размеров грудь, как у Лены Лениной?
Так они, конечно не говорят, но думают. А я думаю, ну спасибо хоть на том, что не спрашивают, на каком кавказском языке разговаривает со мной моя мама. Такие вопросы задают мне случайные попутчики в России, когда убеждаются в том, что я с одинаковым энтузиазмом и отсутствием результата воспитываю сына по-русски и по-французски и все ждут, когда же я перейду на « совсем родной » гортанно-горный язык.
Так вот, когда я говорю по-французски, мой акцент заметен тут же, но очень сложно отгадать из какого он языка. А вот когда я пытаюсь изобразить что-нибудь на языкe Шекспира и Колина Фирта, нет никаких сомнений. Как говорил мой учитель из Англии, когда ты начинаешь разговаривать, у меня складывается впечатление, что ты отрицательный персонаж из Джеймса Бонда.
Когда я в первый раз попала в Совет Евросоюза, уютно устроившись под табличкой France, игнорируя попытки польской делегации разобраться в моем имени и фамилии, я поняла, что в этом Джеймсе Бонде я снималась не одна. Мы там были как минимум с симпатичным экспертом из Словении, говорящем на английском совсем как я, но, в отличие от меня, совершенно этому не стесняющимся. Я разом раскрепостилась, услышав гордое : -- Ай ред вис дайректив энд Ай эгри, бат Ай донт андестенд, уай ве Комишен дазнт ду вис уок ин тол комити ! и с пионерским задором сообщила другим 26 странам-участницам, что Франс из фаворабл эбаут вис пропозал. Словен был в полном восторге, мужики из Еврокомиссии слегка поморщились, а поляки и балтийские страны уже всерьез задумались о моем происхождении и истинных намерениях. Но за мной стояла многовековая галльская культура, права человека, Флобер и Луккини и меня понесло, как ту тройку: ви уд лайк ве Комишен дефайн функшинал спесификейшн!, -- четко тараторила я на южно-расейском инглише.

- Анд ви вил ворк вери хард он вис айреа, -- это я добавила от себя, так как люблю использовать выражения, выученные на факультете: to work hard=travailler d'arrache-pied =пахать как лошадь, если кто не понял.

И все бы ничего, но с того дня я возгордилась, возомнила себя чуть ли не англофонкой и решила каждую встречу в европейских инстанциях использовать для практики английского языка. Беда только в том, что словарный запас мой скуден, как обед студента и свободные места в ежедневнике моего шефа. И я стала искать всякий повод, что бы расширить свой вокабуляр. Началось с того, что шеф послал меня участвовать в Net Road II. Сначала я резонно заявила, что меня не посылали в Net Road I и предыдущей серии я не видела. На что шеф еще более резонно заявил, что не посылали никого, потому что Франция не подписала договор стран участниц. А ко второму эпизоду она подготовилась, подписала и теперь в моем лице будет там участвовать. Потом я пыталась отмазаться по крайней мере от обедов, где точно не удастся сойти за глубоко умного, но немногословного французского эксперта по транспортным вопросам. Но жестокий шеф доходчиво объяснил, что два обеда из трех блюд каждый, проплаченные Еврокомиссией тоже входят в мои обязанности.

Мои самые страшные опасения подтвердились : из 20 стран участниц только я имела счастье быть женского рода и родиться после полета Гагарина в космос. Официант еще не успел раздать салат, как мужики дружно защебетали на тему асфальта и экстренного торможения. Я не понимала ничегошеньки и от отчаяния сосредоточилась на салате, которям меня как Lady наградили First. И тут случилось ужасное : слева сидящий немец вежливо развернулся ко мне :

- And what about French public authorities ?
- А хрен его знает, -- промямлила я по-русски для пущей убедительности и от испуга нащупала что- то влажное справа от себя. Это оказался графин с водой.
- Do you want some water ?

Широта моей улыбки убедила немца в пользе питья за едой и, обрадовавшись этому открытию и выпив водички, он перестал задавать глупые вопросы. Природная смекалка позволила мне сообразить,что эту ду ю вонт я могу использовать с кучей вещей : ду ю вот сам бред, вайн (хотя наливают там нечасто), ти, ну и так далее. В общем обедаю я теперь почти натурально.
Вторая моя тренировочная английская фраза еще проще : пробираясь через кучки мужичков в просторных залах Евросоюза, я ищу стул, заваленный верхней одеждой : « Can I have this seat ? », - даже если рядом куча свободных. И только если слышу в ответ : «  Yes but this is not mine »,- сажусь на свободный. Зато когда ко мне обращаются с этим вопросом, я неизменно отвечаю : «  Yes, you can ! » с мужественной решимостью Обамы и убираю вещи, даже если они не мои. Однажды я чуть было не спровоцировала французско-португальский конфликт. Португальская советница по транспортным вопросам не найдя своих вещей там, где они были оставлены, грозно наклонилась надо мной. Я честно говоря подозреваю, что в недавнем прошлом она была симпатичным португальцем, но пережив трансексуальную операцию, превратилась в солдафона, никогда ни с кем не согласного, с прокуренными зубами и грубым голосом, И смотря на меня она устало соображала вслух на каком языке со мной разговаривать, ведь как любой европейский чиновник она владеет нехилым количеством языков и любит это подчеркнуть:

- French?
- Spanish?
- English?
- Italiano? - распиналась тетка.

- Russian, - улыбнулась я ей. Она отшатнулась от меня как от больной, а потом произнесла португальские ругательства, но я пока не понимаю этого языка.

А в самом начале февраля мне удивительно повезло. На этот раз меня сослали на семинар на юг Франции. Несмотря на выгодное географическое положение семинара, дождь лил все три дня, которые я там провела. Все лекции читались по-английски, и даже глазки строить было некому: средний возраст присутствующих специалистов давно перевалил за ту черту, когда работа приносит больше удовольствия, чем женщины. В первую же кофейную паузу я лавировала между кучками специалистов. Мучаясь от безделия и уже без того повышенной кофейной зависимости, я задумчиво задвинула лавазовскую капсулу в машину и сосредоточенно следила за кофейными каплями собирающимися в пластмассовом стаканчике, как вдруг откуда-то возник сам по себе старенький специалист азиатской наружности и с пустым стаканом:

- You know how it works, - восхитился он моими навыками и умениями.
- Ну кому что, - подумала я. Кто-то рассуждает на тему автомобильных девайсов, а кто-то умеет добыть вкусный кофе.
-Yes, - я просекла, что в мой и без того расширенный набор английских фраз прям сейчас войдет новый стандарт: I will show you!

Ну и следующие полчаса я провела в полной убежденности собственной полезности в области дорожного транспорта, показывая всем специалистам, как вставлять капсулу и нажимать на кнопочку, Они оказывается так увлеченно разговаривали, потому что не умели пользоваться этими хитрыми машинками. А я умею, так как научилась на Net Road II.
А это, я вам скажу, полет других масштабов по сравнению со свободным стулом и бесконечным предложением водички!
smile

О любви и помидорах

Устный сдан или завален, что в принципе одно и то же. Можно снова писать и собирать написанное!


Главное событие этого года: я влюбилась. Влюбившись почти впервые после почти десятилетнего почти одиночества, я перестала есть. Эмоциональный шок был настолько сильным, что все, кроме воды, отказывалось входить в мой организм, живот опал, и даже некогда гордо торчащие бока начали почти гармонично сливаться с линией бедер. Эта благородная потеря интереса к еде, абсолютно мне не свойственная, длилась почти три месяца. Но постепенно любовь переставала быть сказочным подарком и входила в каждодневную жизнь. Сашка посматривал на свою ежевечернюю яичницу с растущей тоской. В одно прекрасное утро, когда любимый топтался в зале, почитывая одновременно три книжки, я повязала фартук и пошла на кухню.
« Мужика надо кормить » - это правило мирного сосуществования индивидумов на земле так же прочно засело в моем сознании, как « Народ и партия едины » и « Берегите природу, мать вашу ! » Но пионерское детство и общежитская молодость не подготовили мне однозначного ответа на вопрос «А чем ? ».
« Земную жизнь дойдя до половины » (35 лет уже все -таки !) и остановившись на середине кухни, я поняла, что настало время поставить вопрос ребром...
Строго говоря, готовить я научилась за годы жизни в благословенном Провансе. Свежие овощи, томящиеся в оливковом масле, травках и духовке, запеченная форель в миндале, базилик, чеснок, пармезан, зеленый хрустящий салат с капельками винного уксуса, свежий сыр, розовое вино. Из русской кухни я четко готовлю борщ и селедку под шубой. Мне кажется, у меня никогда не будет достаточной силы духа, чтобы забацать во Франции пельмени или скажем, Наполеон. Когда моя мама один единственный раз налепила гору пельменей, наш французский знакомый смотрел на нее весь вечер с немым обожанием, а потом долго свидетельствовал мне свое глубокое уважение, как дочери женщины, умеющей готовить ЭТО ! Мое русское происхождение выражается еще в гречневой каше, тушеной капусте и тертой свекле с орехами и майонезом. Когда пару лет назад я и сын одновременно слегли с гриппом, чтобы как-то поддерживать силы в слабеющих организмах, я каждый вечер вытаскивала себя из кровати и плелась на кухню готовить гречку. Почему именно гречку, совершенно не понятно, видимо все приобретенное растаяло в жару и осталась русская сущность, все эти десять дней решение воспринималось как единственно возможное, и каждый раз она была пересолена, и каждый раз сын говорил, что вкусно. А на обед мы ели куриный бульон, предусмотрительно приготовленный в начале болезни, когда мозги еще чуток варили. Жирненький такой бульончик желательно с сухариками из черного хлеба, присыпанный свежей зеленью – традиция моей семьи. Когда детьми мы с братом начинали кашлять и чихать, мама тут же принималась ощипывать курицу, и вечером мы глотали полные ложки, обжигаясь и слушая папин рассказ, который знали наизусть. Рассказ этот был о смертельно раненном партизане, спасенном железнодорожником, зарубившим свою единственную курицу, чтобы сварить из нее живительный супчик. Я эту милую традицию продолжила сразу на двух языках и очень надеюсь, что Сашка в свою очередь тоже будет готовить своим детям железнодорожный бульон.
Ну еще, конечно, я тру сырок Дружба и регулярно объедаюсь селедкой и скумбрией из русских магазинов. Если в этот момент у нас обедают друзья сына, эффект обеспечен : у них расширяются глаза и открываются рты, как по команде, как будто они и не подозревали, что их poisson pâné получается из таких вот рыб с головами. Но, отойдя от первого шока, пробуют. Они же французы !
Франция страна глубоких гастрономических традиций – это общее место моего повествования. Каждый регион, департамент и деревня обладают своими неповторимыми spécialités. Калиссоны в Эксе, мягкая нуга в Монтелимаре, камамбер в Нормандии, тулузская сосиска в Тулузе, а страсбургская в Страсбурге. Попробовав вкусность в правильном месте, уже как-то не то есть ее где-то еще. Так и рождаются гастрономические туры во Францию. Приезжайте, мол, к нам в Лион попробовать tablier de sapeur, ну и заодно, если очень хотите, можете посмотреть античный квартал и собор Фурвьер.
Французы счастливы. У меня складывается впечатление, что они вообще воспринимают весь окружающий мир исключительно через вкусовые пупырышки на языке. Я так и вижу французского праотца, основателя какого-нибудь благородного генеалогического древа, в первый раз постречавшего улитку на своем пути. Вот любой другой человек, русский там или австриец, прошел бы мимо славного животного. Но нет же, французик не поленился, нагнулся, подобрал молюску. Пришел домой, отварил в подсоленной воде. Оказалось – гадость. Догадавшись, что травки Прованса тут не помогут, французский праотец и основатель вытащил из холодильника сливочное масло, петрушку и чеснок. Бросил на крупную соль несчастную брюхоногую, и когда она достигла полу-обморочного состояния, запихал ее бледное тельце обратно в ракушку вместе с другими ингредиентами и запек в печке. Попробовав первый сантиметрик, дивно пахнущий чесночком, французик запрыгал на месте от радости: «Ah oui, oui ! », но тут же задумался : а каким вином запивать это счастье ? Решив проблему вина, француз развернулся не на шутку : все ракушки, морские, речные и степные продефилировали в его тарелке, все птички, лягушки и мелкая дичь. Только насекомые остановили любознательного праотца : « Что я, китаец что-ли какой-нибудь ? »,- пробормотал француз и презрительно отвернулся от вполне съедобных, по азиатским понятиям, стрекоз и гусениц.

Слава Богу, мужик мне попался непривередливый, и всякими там улитками и сен-жаками можно не заморачиваться. Но у всякой, даже самой прекрасной медали, есть обратная сторона, и в данном случае она выражается в количестве еды, которую любимый может поглотить за один присест.
У французов есть совершенно замечательное выражение, придуманное как-будто специально для него : Vaut mieux t'avoir en photo qu'à table (приблизительный перевод : дорогой, и чего тебе тащиться через весь город к нам на обед ? Пришли фотку и не мучайся !, ну а не приблизительный : легче убить, чем прокормить). Справедливо рассудив, что такое коренное решение проблемы только подтвердит расхожее мнение, что русские любят насилие, я собралась с силами и открыла холодильник.

И вот, дорогие мои, уже два месяца, как он не закрывается ! Если я не чищу овощи под телевизором с Земмуром, то тащусь с авоськой из магазина или штудирую кулинарные книги. Казавшийся широким русско-провансальский репертуар быстро иссяк, и в ход пошли ризотто, муссаки и гратены. Так, не приведи господь, и до пельменей доберемся. Одно спасение : любимый живет в Лилле, и такие нечеловеческие усилия от меня требуются только в выходные с пятничного ужина по воскресный. В обычный будничный вечер суповой порошок заливается кипятком к полному восторгу сына.

И знаете, что любимый подарил мне на день рождения ? Правильно : кулинарную книгу севера Франции (« ну ты же любишь готовить »), что подтверждает еще одну народную мудрость : « Мужика надо воспитывать ». Но об этом в другой раз.