?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: еда

Свекровь

У меня есть свекровь. И она француженка. Более того, она нормандка, а нормандцы даже среди остальных французов считаются скупыми. Кроме моего мужа она родила еще двух девочек. Сам этот факт не представляет большого интереса для меня, но свекровь утверждает, что любит меня так же сильно, как их. При этом она искренне считает, что я редко навожу порядок в доме, готовлю кое-как, разговариваю с ней недостаточно вежливо и вообще русская, и это объясняет некоторые мои дикости. Например то, что я выхожу гулять в любую погоду или что я чищу картошку, сваренную в мундире, руками, а не специальным ножом.
Я тоже люблю мою свекровь. Изо всех сил. Ее главное достоинство заключается в том, что она бабушка моего сына. Французская, конечно, mamy, но бабушек человеку дается в жизни две, и ими не стоит разбрасываться, я так считаю. Второй положительный пунктик моей свекрови в том, что она замечательно готовит. И первые два дня наших визитов мы наслаждаемся стейками, зеленой фасолью, перевязанной тоненьким беконом и яблочными пирогами. Все эти радости заливаются густым Бордо, потому что у меня еще есть свекр – великий знаток французских вин всех цветов, но о нем как-нибудь в другой раз. Однако на третий день радость чревоугодия уступает место ротно-попочному восприятию мира, в котором пищеварительный процесс сродни мистическим поискам Истины, и жизнь приобретает вполне четкий смысл в форме желудочного сока.
Однако самый нестандартный интерес моей свекрови состоит в том, что она могла бы послужить науке и вдохновить целый ряд исследований в области психоанализа, если бы отдавала себе отчет в том, насколько ее личность состоит из комплексов, фобий, бытовых страхов, всех оттенков чувства вины и огромных таких логических цепочек, с которыми она прожила всю жизнь, и первым звеном которых является банальная ошибка. Например, ее дочери не умеют готовить потому, что моя свекровь всегда считала, что нельзя требовать чего-то от девочек в плане помощи по дому, если сын ни в чем не помогает. Никакой дискриминации по половому признаку, так сказать. А сына нельзя просить помочь знаете почему ? А потому что муж никогда не опускается до кухонных мелочевок и, вернувшись с работы, тут же садится под телевизор вникать в большую политику. А муж несмотря на то, что бездельник, все равно муж, взрослый и сложившийся мужчина. А вот детки маленькие, и они ничего не просили. Мне понадобилось немало времени, чтобы понять, что именно они не просили и почему по этой причине им можно не мыть посуду, не гладить свои же футболки и вообще элементарно не складывать тарелки в раковину после еды. Они не просили их рожать ! Моя свекровь живет с чувством вины потому что родила детей.

Эвелин вторая дочь в семье. Моя будущая свекровь все детство и юность мучилась от зависти к своей старшей сестре, Эльян. К слову сказать, третьей сестре, Моник, рожденной на закате молодости, завидовать было бы сложно : она с 14ти лет принимает антидепрессанты, запивая их белым вином и кальвадосом, что, правда, не помешало ей выйти замуж за очень толстого северянина и родить очень худого сына. А вот старшая в школе училась лучше, мальчики на нее заглядывались чаще, и она всегда была уверена в себе, в отличие от моей Эвелин. Мой муж унаследовал от матери красивые голубые глаза, но ей всю жизнь хотелось карих, как у Эльян. Эвелин дарили синие свитера к глазам и нормандскому румянцу, но ей хотелось красных, как у сестры. Ко дню рождения в конце июня моей будущей свекрови преподносили розы, а ей хотелось сирень, которую дарили Эльян, хотя любому дураку понятно, что в конце июня сирени во Франции нет.
В Эльян как-то быстро влюбился страстный испанец (ах, эти карие глаза !) и увез ее на юг Франции, поближе к родной Испании с ее корридой и мохито. А Эвелин долго ходила на местные танцульки, пока на нее не обратил внимание такой же стройный, высокий и голубоглазый Бернар, цель жизни которого на тот момент заключалась в рассклеивании коммунистических листовок по всей Нормандии. Они поженились в эротическом 69 году, а в 71 у них уже был сын. Поскольку к этому времени Эвелин и Бернар окончательно разобрались в том, что собственно им от жизни нужно, они одновременно решили, что коммунизм это конечно хорошо, но троцкизм лучше, и что ребенок у них будет один, чтобы не отвлекать родителей от революционных дум. Эти важные решения совпадали с эпохой, ведь май 68-го перевернул многие ценности обычных французов: например, спать с девушками в общаге до свадьбы раньше казалось постыдным, а после майских событий не спал с девушками в общаге только ленивый или голубой. У Эвелин до сих пор хранится кухонный фартук той эпохи с политическим содержанием. Там написано приблизительно следующее: «Я требую равенства с мужиками, но не забывай зажимать меня по углам!» Бред в общем редкостный и раритетный, подаренный, кстати, любимым мужем. На фотографиях тех лет моя будущая свекровь похожа на худенького мальчика с короткой стрижкой. В перманентной революции и функционерской работе проходили годы, каждый день они освобождались все больше и больше от буржуазных пережитков предыдущей эпохи: курили в квартире при сыне, у которого очень быстро развилась астма, лупили, когда ребенок орал в супермаркетах, выражая нереволюционное отношение к буржуазно-потребительскому обществу.
А потом случился прокол. Бернару захотелось дочь. По семейной легенде им стало жалко сына растущего в одиночестве. А по рассказу Эвелин, ее муж был очарован умной кареглазой девочкой, живущей по соседству. К этому моменту отношения Эвелин с сыном разладились окончательно, ей даже пришлось на какое-то время уйти с работы, чтобы заняться малышом невыносимым до такой степени, что в коллективе его оставлять стало сложно. Воспользовавшись ситуацией, моя будущая свекровь пообещала моему будущему свекру дочь, но поставила два условия: дочерей будет две, и она не выйдет на работу, пока девочки не пойдут в школу. Очарование соседской малышки было по-видимому настолько велико, что Бернар согласился жить с одной зарплатой и тремя женщинами. Революционный период в жизни моих свекров закончился.
Все случилось так, как было задумано. Не успев родить первую дочь, Эвелин забеременела второй, кормила их овощным и фруктовым пюре, заботливо вытирая ротики после каждой ложки. А Бернар продвигался по функционерской лестнице и строил дом. 31 декабря 1979 года, когда младшей дочери было всего несколько дней, они переехали в вагончик, расположенный на территории строящегося дома. Жизнь Эвелин потеряла блеск освобожденной женщины и превратилась в буржуйское существование, только без гувернантки и денег. Девочки болели постоянно: после рвоты и поноса начинались астматические приступы, отиты, ангины и даже вши. Они просыпались каждую ночь, и Эвелин обнаружила, что ее и без того очень ранимый сон был нарушен раз и навсегда. Поменяв постельное белье и вымыв пол в детской, она уже не могла заснуть и остаток ночи проводила с открытыми глазами и грустными мыслями. Она не спала сутками и суп варила на автопилоте, не радуясь уже ни голубым глазам, ни белокурой кудрявости своих красавиц. А Бернар мирно похрапывал каждую ночь и по выходным тоже строил дом.
Потом, конечно, все пришло. Они переехали в новый дом и были показательные выступления специально для Эльян в дни рождений счастливой семьи: девочки одетые в одинаковые, почему-то голубые платьица, одинаково причесанные и одинаково улыбающиеся в фото-объектив (к равенству у французов отношение почти что религиозное, оно ведь даже запечатлено в девизе Французской республики, а разного цвета свитера из эвелинского детства это пережитки буржуазной эпохи). Тут же неподалеку такой же кучерявый сын, чуть ли уже не подросток и еще чуть дальше - отец семейства, бывший революционер и честный налогоплательщик. Фотографирует, конечно, Эвелин. К слову сказать, воздушный торт, белоснежная скатерть, чисто выглаженная рубашка Бернара и даже блестящий улыбающийся кот тоже ее рук дело.
Развелись они в 86 году, когда, казалось бы, самое сложное осталось позади. Эвелин, у которой революционная идеология сменилась религиозным отношениям к детям забрала всех троих с собой. В них было вложено столько бессонных ночей и собственноручно приготовленных пюре, что она уже не мыслила своей жизни без них несмотря на то, что она опять работала и что мой будущий муж успел вырасти в юношу, и жизнь с отцом ему была бы куда полезней. Дом был продан, и Эвелин с детьми оказалась в небольшой социальной квартирке, все окна которой выходили на муниципальное кладбище.
Правда через год они вновь сошлись. По семейной легенде, Бернар не мог жить вдали от детей, но лично я думаю, что вдали от Эвелин он бы умер от голода. На сегодняшний день мне абсолютно ясно, что Бернар любимый ребенок своей жены и она к сожалению не научила его готовить, как впрочем и всех остальных. Он до сих пор не знает, как варятся макароны, правда-правда, я отнюдь не преувеличиваю. Питаясь замороженными полуфабрикатами всю неделю, на выходные Бернар возвращался в семью, отъедался, проверял уровень воды в машине бывшей жены и сетовал на ее неполные знания в области механики. Эвелин нужен был мужчина, это было абсолютно очевидно. И он появился! За год самостоятельной жизни Бернар не успел поправиться, зато научился играть в теннис.

Эвелин никогда не хотела внуков, и объясняла детям, что иметь потомство это нереволюционно и хлопотно. Поэтому ее обе дочери незамужем. У младшей, правда, есть бойфренд, а у старшей только лошадь. А вот сын ослушался материнского совета, и, когда он погиб, после него остались жена-иностранка и трехмесячный малыш. Все дети болеют, но этот заражал каждый раз и мать, и Эвелин отпрашивалась с работы и неслась на другой конец Франции варить им бульоны и покупать лекарства, прям как дочерям в детстве. А потом поездки прекратились: у нее обнаружили рак груди. Организм не справился с таким количеством трудностей.

А сейчас Эвелин обнимает Сашку со спины и прикладывает его к себе, а он пооудобней устраивается в ее объятьях, укладывая голову на грудь, и они часами вместе смотрят Трансформеров и Покемонов. У него ее овал лица, ее нежная нормандская кожа, он чувствителен к музыке, как она.

А еще, вы не поверите, у него большие карие глаза!