?

Log in

No account? Create an account

Диалоги с мамой

- Танечка,что тебе приготовить на вечер?
- Торт Наполеон.
- Иди в жопу!

Я очень и очень люблю свою маму:)
У нее прекрасное чувство юмора, добрый отзывчивый характер и самые лучшие на свете внуки!

Это мы с мамой...несколько лет тому назад



И еще, спешу похвастаться: я открыла аккаунт в Инстаграме (ссылка в профиле). Мамы там нет (она стесняется), но зато есть Гоша, читающий Мережковского:)

Сыновья

У Пети сейчас прекрасный возраст. Он вовсю учится говорить и шкодно повторяет по-русски и по-французски новые слова. И все время объясняется в любви: Папа! Мама! Саша! Няня! Гого! И, осторожно, тыча пальчиком в себя - Пьер! И бегом на кухню: Моко! Коля! Благодарит нечто средним между мерси и спасибо - сперси. И, как только немного расслабишься и заулыбаешься - бац! - головой по зубам. Это Петя целуется, не прижимаясь ни к чему губами, а подставляя свой чугунный лоб под губы целующего.
Самый любимый мультик - Бременские музыканты. И пока единственный. Ни кот Леопольд, ни Винни Пух, ни Аристокошки не нашли места в преданном Петином сердце. Ля-ля, - кричит Петя, - лямур!
Лучший Петин друг - Ютуб. Когда Ютюб приходит с Айпадом - вообще счастье.

Саша мрачен, молчалив и порывист, как немецкий поэт. Но поскрести немножко вкусным ужином и кратким прослушиванием трудных Санечкиных будней, и перед нами жизнерадостный норманский хлопец, обожающий макароны с салом и допивать мамино вино. Лучший Сашин друг - свободные уши. Обожает их грузить пересказом японских комиксов. Рассказывает стоя, глаза на мокром месте, жест нетороплив, для пущей драматичности напевает музыку, подыгрывая себе иногда на пианино. Я зеваю, открываю глаза пошире, чтобы не захрапеть на самом трагическом моменте. Между титанами и молодыми героями пытаюсь узнать что-нибудь о его собственной жизни. С девочками отношения сложные: те, которые не дуры, не обращают внимания на нашего героя, увы. Но, в основном, все дуры, так что пока не страшно:) Дуры, кстати, потому что позволяют себя обнимать всяким невнятным личностям, а иногда даже нескольким невнятным личностям.
С друзьями отношения намного лучше, чем были в колледже. Друзья все хорошо учатся, амбициозны и прекрасны. У Саши оценки хуже некуда. Работает левой задней. Начинаю ругать - в слёзы:
- Почему ты мне все время говоришь про оценки?
- А что тебе говорить? Что ты красавец?
- Даа - слёзы ручьями.
- Так ты и сам знаешь.
- Нет! В нашем классе только у двоих такой живот.
- Саша, какой живот? Посмотри на маму.
- И усы! - лезет обниматься, несчастный и мокрый.
И об усах. Несколько месяцев уговаривала оставить их в покое. Один раз сбреешь, придется бриться каждый день. Но у парня чесалось во всех местах, как же: у нас выросли усы! Торжественно вышли в Monoprix, тщательно выбирали первые лезвия, увлажняющий бальзам, увлекшись, приобрели также гель для волос.
В тот же вечер усы были сбриты. На следующее утро хлопец подскочил на полчаса раньше - брить усы. А они не отросли. Облом.

Вот они красавцы! Никто на меня не похож. Разве что Гоша - носом.



Фотография не новая, апрельская. Это они позировали на мой день рождения. Теперь у Пети шрам над бровью, а у Саши пытаются вновь вылезти усы:)

Понедельник 16го

Спустились в холл башни на минуту молчания, хотя ещё в январе всем стало ясно, что холл мал для такого количества функционеров. До январских событий мы полной тусовкой и не собирались. Но молчать лучше вместе, и мы все-таки спустились, заполнив собой не только холл, но и все коридоры, и кафетерий, и подходы к лифтам. В январе все просто молчали, растерянные и потерявшиеся. Сегодня, после минуты молчания пропели первый куплет Марсельезы. Пели не все, особо одаренные в музыкальном плане, типа меня, просто открывали рты.
Потом подсчитали ряды. Погибла дочь коллеги, не близкой, но все её знают. Близкая коллега пила аперитив в Petit Cambodge за час до того, как. Несколько коллег не вышли на работу, пока не знаем почему. Вспомнили, что в министерстве есть психолог, отправили к нему всех депрессивных. Беременным велели сидеть тихо, дышать глубоко. Сашка только что вернулся с тренировки и сказал, что погибла учительница английского из его прошлогоднего колледжа.
На всех тридцати этажах министерства скорбящие Эльфелевы башни. И оптимистичные послания: La vie ne s'arrête jamais.
В Париже, рассказывает моя шеф, люди останавливаются на улице и обнимаются. В нашем подпарижье грусти не чувствуется, но все подчёркнуто вежливы и доброжелательны. Они и в обычное время крайне улыбчивы, но вчера вечером доброжелательность переливалась через край, мешая передвигаться по улицам.
- Ваш мальчик так прекрасно катается на самокате! Сколько ему? - мальчик слышит и поднимает ещё выше незанятую ножку: я ещё и так могу!
- Какой у него красивый шарфик! Вы были в бассейне?
- Простите, мальчик уже укатил, а там машины. Я побежала.

Машины, кстати, везде. Петя радуется обилию voitures в телевизоре, научился отличать полицейские машины от пожарных. Когда выключаем телевизор, включается Петя: пим-пом-пим-пом, пиу-пиу-пиу!
Включаем телевизор обратно. Пухлый бельгийский полицейский, вращающийся с автоматом вокруг собственной оси, погружает Петю в длительный восторг.
Саша переживает за своих арабских друзей и вообще за уровень ксенофобии в обществе. Петин папа кричит: общество меняется, ты увидишь, арабы задолбали! Петина мама кричит ещё громче: пойди скажи это Илем, родившейся в Марроко, а заодно придумай, куда выслать половину Петиной детсадовской группы и треть Сашиного лицея. Папа затыкается: это была формула речи, я ничего такого не имел в виду. Саша смотрит на него широко раскрытыми глазами. Amour!,-кричит Петя. В телевизоре опять поют Марсельезу, на этот раз в церкви. А у Пети все песни ассоциируются либо с крокодилами (Allez les cro, les crococo, les crocodiles!), либо с любовью. Мы временно перестаём пить вино и есть сыр и начинаем обниматься.

Все время хочется заплакать, но все время не получается.

Пять осенних bullet points

- Больше всего на свете я люблю учить новый язык. Больше всего в языке я люблю порядок слов в предложении - сначала понять, потом разбить. Наверное, потому что мне слегка надоело начинать всю личную переписку с "Я к вам пишу - чего же боле?", а рабочую с "À l'heure où sont rendus les derniers arbitrages interministériels". Поэтому на первом же уроке немецкого, выучив Ich Lerne Deutsh mit dir, тут же выдала альтернативную форму: Mit dir Ich Lerne Deutsh. Препод (Райнер из Вены, белые волосы до плеч, розовый галстук-бабочка) слегка поморщился. "Ну как же, а в поэзии?" - поинтересовалась я, у Шиллера подобные обороты на каждой буквально странице. Райнер встрепенулся: Russische Dichter?, и мы уже вместе сообразили: Mit dir Lerne Ich Deutsch. И вот у меня уже готова первая фраза первого стихотворения по-немецки.

- Купила себе небольшой блокнот, чтобы выписывать из Интернета названия кремов, незнакомых блюд, книжек и небольших рецептов. Заглянула в него через неделю. Две страницы - исключительно названия непробованных вин: montrachet, échezeaux, romanée-conti. С каждым глотком Бордо я благодарю Высший Разум за то, что в 10 лет меня не взяли в английскую группу.

- Решила, что после каждого собрания в Париже я не буду, как раньше, прыгать в метро и мчаться на Дефанс, а прогуляюсь квартал или два - я так плохо знаю Париж! После собрания в министерстве образования, случайно вывернула к лицею Генриха IV, полюбовалась выходящей из него молодежью. Мальчики одеты практически как Сашка - поплакала. Так же неспециально оказалась потом у дверей Людовика Великого. Поплакала. Как хорошо, что я так и не дошла ни разу до Пастера в Нейи, куда Сашку могли реально взять, но не взяли - затопила бы к чёрту весь славный город Нейи сюр Сен. Мамашка с нереализованными амбициями. А сбривший в первый раз усы Александр, заметил по ходу, что просто счастлив в своем лицее по месту жительства. Бедный Петечка! Ему придется одновременно учиться в Генрихе, Людовике и Пастере!

- Выяснила, что можно, оказывается, пробежать 2 км исключительно на силе воли. Первые три бежала радостно, прямо-таки подпрыгивая на месте, улыбалась солнышку, осеннему лесу, бегущим в первый раз детям и их длинноногим папашам. Ровно через 20 минут ноги и легкие сообщили: поиграли- и хватит. Поползли домой, только до метро идти 10 минут. Конечно, - сказала сила воли, - только сначала добежим. И добежали, к моему великому удивлению.

- Поняла наконец, почему мне никогда не похудеть. Я очень снисходительно отношусь к собственной внешности! Расставшись с первыми полтора кг, начинаю нравиться себе в зеркале: линия подбородка гармонично заворачивается в пяточку. С трудом оторвав взгляд от такой красоты, бегу праздновать результат в близжайшую кофейню. К кофе - лимонное пирожное с меренгой. А как же? это моё любимое пирожное! Занавес.

Это я в самом начале осени.

А это два осенних котёнка.

Aug. 28th, 2015

Удивительно, до какой степени, у нас с Сашкой одинаковое чувство юмора и одинаковое понимание друг друга с полуслова. Вот, например:

- Je sais avec quel roman tu commenceras l'année scolaire. C'est le plus grand écrivain français de tous les temps.
- VH?
(viabilité hivernale - c'est ce que cette abréviation évoque pour moi, mon passage dans le transport routier est, après tout, encore récent. Mais il faut reconnaître qu'en lien avec la littérature française, c'est plutôt Victor Hugo).
- VH. C'est un grand roman, très représentatif de la littérature classique, le lire est un travail, pas aussi immense que l'écrire, certes, mais demande des efforts.
- Aussi grand que la cathédrale?
- Plus grand encore. Presque aussi grand que la misère dans le monde.

С Петей диалоги попроще:
- Петя, пошли гулять.
- Нё!
- Петя, давай быстрей, где твоя кепка?
- Нё!
- Петя, смотри, лифт уже пришёл.
- Нё!
- Ну, хорошо, не хочешь, я сама пошла!
Бежит со всех ног, хватая по пути кепку и самокат:
- Мамань!
(это он так смешно мама говорит, точь в точь, как Санька в его возрасте)

За время наших атлантических каникул Петька насквозь пропах рыбой. Левая ножка до сих пор пахнет сибасом в провансальских травах, запеченным на углях, правая - дорадой в сезонных овощах. Ручки - просто устрицами, без выпендрежа.
Первую неделю пляжа ребенок сидел на полотенце, вцепившись в ведро с совком. Но, в начале второй, произошёл déclic, и Петя рванул прямиком к океану по казавшемуся ещё недавно таким мерзким песку. По сравнению с этим подвигом меркнут даже Сашины три секунды на серфинговой доске в позиции "Я стою, смотри быстрее!":)
Моя бабушка, мамина мама - Евдокия Лукинична Шаповалова. Имя такое красивое, и бабушка была красавицей.
Если дедушка Саша методично готовил меня к сваливанию за бугор, то у бабушки Дуси был конек другого характера. Бабушка утверждала, что для счастливой женщины совсем необязательно выходить замуж и даже (но уже не так уверенно) рожать детей. На черта они сдались!
К этой уверенности, кроме её собственной биографии, бабушку подвел жизненный путь двух сильных женщин современной эпохи - Маргарет Тетчер и моей мамы. И если с британской премьершей все понятно, то как моя мама, выйдя замуж за папу (лучшего мужчину в мире!) и произведя на свет меня с братом (обойдемся без нескромных эпитетов) смогла проиллюстрировать эту в высшей степени категоричную жизненную позицию я пока не поняла.
И к себе применить бабулькин вывод я, к счастью, не могу. С мужиками я, правда, пока не разобралась (но какие мои годы!), а вот без детей, на мой взгляд, жить скучно. Главный интерес потомства, как мне кажется, это ограничение родительских возможностей. Сейчас объясню: принято считать, что с рождением детей жизнь обретает смысл, но это правда только для тех, у кого, не знаю уж по каким причинам, бездетная жизнь была бессмысленной. А если в жизни был смысл, много смыслов, амбиций и проектов, хотелось и семьи, и карьеры, и вокруг света на паруснике, и собрать деньги на больницу в Кабуле, и детский дом во Вьетнаме, написать книгу и научиться танцевать танго, то с появлением детей проекты организуются в главное:
1. утром, нанести на лицо дневной крем;
2. вечером, помыть ноги.
Не каждый день эта роскошь доступна.

Но в бабушкиной жизни, конечно, не было мечтаний о кругосветных плаваниях. Как все женщины её поколения, пережив войну и голод, она мечтала об обильной еде, втором платье, больше не беременеть и чтобы дети закончили ВУЗ. И чтобы муж не мучал бесконечными упреками и ревностью.
Как все женщины ее поколения, страдающие от нехватки мужчин, она души не чаяла в сыне, а дочь гоняла, как драную козу. Сцены маминого детства, рассказанные мамой мне в уже приличном возрасте вызывают во мне тихий ужас и желание покачать маму на ручках.
Вот она сидит верхом на индюке на их крошечной кухне в Новороссийске, они, видите ли, привезли с хутора живого индюка, ему, соответственно, надо перерезать горло, у деда тонка кишка, бабушка бегает по кухне с острым ножом, мама, чтобы ей помочь, поджимает индюка под себя. Что при этом делает индюк - описывать не буду.
Вот маленькая мама выпила какао, предназначенное ее брату. Брат младше на 6 лет, часто болеет, какао ему положено больше, а мама его страшно любит - какао, не брата. И, выпив, свою порцию, не может остановиться. И маму за это бьют, сильно. Ей, конечно, не так больно, как индюку, но обидно смертельно. Или вот... ладно, не буду продолжать этот мрачный перечень. Я все-таки собралась рассказать про бабушку, а не про мамины детские обиды.
Так, как бабушка любила сына, точно так же она умилялась маленькому Максу, моему брату. Ее любовь к внуку выражалась в частности в том, что она постоянно трогала и целовала отдельные Максовы части, восхищаясь их совершенством - ушки какие! прям пельмешечки, губку нижнюю надул, счастье мое розовое! Странно, но у меня нет вот этой бабушкиной особенности - воспевать красоту сыновей. То есть, в общих чертах и предельно объективно, я вижу, что они красавцы, но млеть от совершенства, допустим, больших пальцев их ног - мне скучно. И потом, в том, что мне особенно удаются пальцы на ногах, их заслуги нет никакой. Кстати, когда Макс вырос и трогать его за пельмешки стало опасно для здоровья, у бабушки появился новый предмет для комплиментов - щенок Арик. Попочка в форме розочки, хвостик крендельком.
- Люба, любушка, - звала его бабушка, и вдруг, как бы спохватившись, что ее застукают в нежности, - зараза!

Ну это я, конечно, язвлю от зависти. Моими ушками бабушка не восхищалась. Может быть, когда я была маленькой, меня тоже так же оглаживали и обцеловывали, я не помню, но, подростком, я глубоко страдала от несовершенства ушей и прочего.
Когда бабушка меня доставала, я крутила у виска и сдувала на нее. И Макс бежал докладывать: бабушка, она вот так сделала! И бабушка обижалась, как будто бы догадывалась, что я люблю ее, как она меня.
Бабушкина забота измерялась пирожками на дрожжевом тесте, маринованными грибами и пельменями. Внуки представлялись ей длинными желудками на ножках. Она бы несомненно удивилась, если бы мы ей сказали, что мама нас тоже кормит. И при этом читает книжки и водит в кино. И еще больше наверное, если бы мы попросили ее что-нибудь нам почитать. Свои первые романы бабулька прочла, когда их читала ее дочь, моя мама, следуя школьной программе. Плакала над Анной Карениной, дивилась Гоголю, зачитывались Чеховым.

Наверняка ей нравилось одеваться, прихорашиваться, выходить в кино и на концерт. А может, она стыдилась мужа-инвалида, чаще всего бабушка отказывалась куда-то с нами идти, если это был не пляж и не рынок, говорила, кому я там нужна, только позорить вас буду. Моя мама такая же. А я - нет, меня хлебом не корми, дай только вырваться из дома.

Зато у бабушки была большая и дружная семья. До взрослого возраста дожило семеро детей: Николай (погиб на войне), Надежда, Мария, Евдокия (моя бабушка), Василиса, Виктор, Валентина. Бабушка родилась и жила до замужества на хуторе близ Славянска на Кубани. Но дети ее родились уже в Новороссийске, туда же со временем перебрались Баба Вася, дядя Витя, баба Валя жила в Невыномысске, баба Маша в Рустави. А баба Надя так и осталась на хуторе. У бабы с дедом там был кусок огорода, и мы каждый год ездили на пару дней на дедушкином Запорожце собирать урожай - помидоров, болгарского перца, синеньких, ближе к осени, после того, как пророк пописял в море - картошку и фасоль. Там зрели самые вкусные в моей жизни яблоки, откусишь кусочек, а из него вытекает мед. Читая уже позже бунинский рассказ, я вспоминала именно эти яблоки, хотя антоновской кислинки в них не было ничуть. Еще на хуторе я полюбила незамысловатый физический труд: вырывать сорняки, выкапывать картошку, чистить фасоль. На всю жизнь и всей душой я поняла Левина, косящего в экстазе траву десять страниц подряд!
Но все остальное на хуторе повергало меня в грусть и тоску: цементные полы (в маминым детстве они были земляными), борщ на старом сале с чесноком, выцветшие кроватные накидки, картонные иконки с бумажными цветочками, водка, непременная спутница любого обеда, пьяные злые разговоры или наоборот, немая обида поджатых губ. Именно на хуторе вечером я как-то подслушала разговор бабушки с дедушкой. Я даже сначала не узнала их, настолько голоса были изменены переливающейся через край неприязнью. Я, помню, не выдержала - вышла из спальни в слезах и непонятках: как вы можете ТАК друг друга ненавидеть? Но была возвращена обратно в постель одной из бабушкиных сестер.
Брат и сёстры, они стояли друг за друга стеной, растили и женили детей, хоронили стариков, помогали лекарствами, продуктами, связями. Мы постоянно были куда-то приглашены, везде было шумно, вкусно, весело.
Я рада, что каждый раз, приезжая в Краснодар, я вижусь со своей крестной, тётей Таней, дочерью бабушкиной сестры Василисы, двоюродной сестрой моей мамы. Это моя связь с бабушкиной семьёй, которую я, скорее всего, потеряю, когда перестану приезжать в Россию и не смогу передать её моим детям.

На этой фотографии мне год. Мы с бабушкой и мамой только что приехали в Волгодонск поднимать целину. Бабушка, правда, быстро вернулась в тёплый и морской Новороссийск, и целина осталась на нас с мамой.
Но я считаю, что мы её подняли! Я живу сейчас рядом с Дефансом, мама в своем доме в Краснодаре. A бабушки нет с нами вот уже 18 лет.

В платье номер пять



выходя из дома была подловлена папой без раций:) Читаю Донну Тартт - под Донну Тартт и подстриглась. Следующий на очереди Гончаров И. А. - и как жить дальше?
я вдруг обнаружила в себе ту самую изюминку, о которой неустанно пишут женские журналы и поискам которой посвящены многочисленные женские тренинги на тему, как стать счастливой и поиметь много мужиков. Выяснилось, в общем, что я очень сексуально ем мандарины. Вернее, сначала, я сексуально их чищу. Вонзаю длинные ногти, срезаю первый кусок кожуры, выбрасываю, удаляю белую кожицу, погружаю пальцы уже полностью, разламываю на четвертинки, засовываю их целиком в рот, сок течет по мне, во мне, я облизываю пальцы, руки, призывая окружающих мужчин подключиться к столь нехитрому занятию: посмотри, какая я спелая и сладкая. О, приди, альфа-самец! Сдери с меня одежду, как я кожуру с мандаринов, и я обеспечу тебе идеальный женский ресурс!
Ой, забылась. Мама в последний свой приезд подарила мне шедевр психологической литературы на русском языке "Настоящие женщины не спят в одиночестве", и я теперь, когда вижу себя в зеркале, сразу улыбаюсь и говорю себе "бусинка ты моя волшебная".
Небольшое отступление: Кто, кто, я вас спрашиваю, спит в одиночестве? Если Петин папа периодически и убегает выспаться в свою берлогу, то его место тут же занимает кот, к середине ночи подтягивается Петя и иногда под утро заявляется Саша рассказать свой последний кошмар.
Ну да ладно. Я про мандарины. Я не только мандарины ем неаккуратно. Но арбузом я наслаждаюсь (бусинка, изыди из меня!) строго в семейном кругу, с пельменями прячусь в угол, кидаю в рот живьем, в последний момент скольжения перегрызаю им горло, впитываю со стоном сок, чтобы уже потом, по-сухому разжевать мясо и тесто.

А вот мандарины мне довелось есть публично целых два раза, в результате которых выяснилось, что я бусинка с изюминкой (фух!). Первый раз это было лет пять назад в поезде, в пятницу вечером, я ехала в Лилль на выходные к бойфренду. Залетела в поезд в последний момент, двери захлопнулись буквально через секунду после того, как я в спешке свалилась на первое же свободное место, хлебнула воды и схватила мандарин. Чистила медленно, восстанавливая дыхание. Оранжевый сок лился на оранжевую сумку. Сумка блестела от благодарности. В поезде запахло Новым годом несмотря на март-месяц. Почувствовав себя как дома, вытянула ноги и стала отправлять куски мандаринов в рот. И тут же почувствовала, что кто-то внимательно на меня смотрит. Высокий чернокожий юноша на противоположном сидении зачарованно провожал взглядом каждый кусок в мой рот. Вспомнив незыблемое правило советских и пост-советских поездов, я нащупала в сумке еще один, неочищенный фрукт и протянула его на влажной ладони, не утруждая себя лишними фразами типа voulez-vous coucher avec moi?
Юноша не сразу понял, о чем это я. Поняв, нервно сглотнул и честно отказался :
"Я желаю на самом деле вас, а не ваши мандарины". Правда-правда, так прямо и сказал. В книжке Оксаны Спиваковской предусмотрено, что для получения данного эффекта, женщина-бусинка должна немного оголить подмышки, полностью горло, касаться шеи ладонью, выворачивать запястья, водя при этом туда-сюда молнией на сумке. А мне вот было достаточно съесть мандарин, причем не весь. Правда, мне все-таки пришлось пересесть в соседний вагон. Несмотря на мои развернутые объяснения о бойфренде, юноша смотрел на меня не мигая, типа, она еще и разговаривает! Мой русский акцент пах мандаринами, я была такая вся желанная и текучая, что мне пришлось извиниться и уйти в бар.
Пять лет спустя, а именно на прошлой недели, я возвращалась с Корсики поздно вечером. Ожидая электричку, физически почувствовала упадок сил, тело не вовремя расслабилось, как будто добралось уже домой. Уже была съедена маленькая шоколадка, завалявшаяся в кармане плаща, выпита вся вода и прочтена френд лента на тему позитива (Линда, привет!). И тут на дне сумки с радостью обнаружился уже отвердевший мандарин какой-то совсем другой эпохи. Чтобы добраться до мягкой сладкой плоти, мне пришлось прокопать в мандарине небольшую дырку большими пальцами обеих рук, разгрызть её до большой дырки зубами. Ногти в тот вечер были красными и, когда они заблестели оранжевым, ко мне подошел молодой парень в спортивных штанах. Я не стояла у самого края платформы, а наоборот, пряталась возле мусорки, чтобы сразу выбрасывать мандариновые шкурки. Но разве пройдешь мимо нас, альфа-самок?
На этот раз предложение было корректным, хоть и неоригинальным: А вы не хотите прогуляться со мной по Елисейским полям?
Вот что пять лет в жизни женщины? Да целая эпоха! Моя реакция удивила меня саму. Я сначала обернулась, чтобы посмотреть, с кем он там заигрывает, но за мной была только стена. И, осознав масштаб случившегося, затараторила: Спасибо, спасибо вам, я домой очень хочу, а то бы прогулялась, обязательно! Очень надеюсь, что вы кого-нибудь найдете! И для закрепления результата, пыталась обхватить шею (свою), но на шее болталась косынка.
Парень ретировался, не настаивая.
Я теперь очень хочу съесть прилюдно банан. И, если, как я подозреваю, результат превзойдет ожидания, уволюсь к чёрту с госслужбы и открою курсы: как правильно есть фрукты и покончить наконец с одиночеством!
fourth dress

Исландское платье удачно вписалось в швейцарские Альпы. Каким видом зимнего спорта мы там занимались, сказать затрудняюсь. Наверное, кто больше съест в буфете. Сначала уверенно лидировал мальчик Петя, пока не заболел. И передал эстафету бабушке. Мама тоже не отставала, поэтому её здесь только кусочек.
third dress

И я даже уже сама знаю, чего ему не хватает:
Пива!

third dress 1