Тортера!

  

В связи с обострившейся любовью к покемонам, вспомнила историю про Тортера. Саньке было тогда семь лет, и он очень гордился тем, что его звали как лучшего друга и дрессировщика покемонов. Дома у нас была целая коллекция дисков и фигурок, и в Нинтендо жила игра опять-таки про покемонов, в которую ребёнок играл каждый раз, когда не спал, не ел, не был в школе и не обнимался с мамой. Это было то далекое невероятное время, когда у нас не было ни Гоши, ни Пети, ни Петиного папы.

В тот прекрасный день мы с Сашей сели в автобус и поехали знакомиться с Ленкиной семьёй. Про Ленку Жукову я писала уже не раз, я знаю ее со студенческих пятигорских времен, но потом мы потерялись на долгое время, Лена успела родить Сашу и Яна, а я только Сашу, но из мира покемонов. Выяснилось, что мы обе работаем на Дефансе и живем в соседних городах славного департамента Верхней Сены.  Лена с двухмесячным Яном на руках вышла из дома, чтобы встретить нас на остановке. Еще пока мы ждали автобус, Сашка вытащил игру, и к ней тут же прилип смуглый мальчик приблизительно такого же возраста. К мальчику были прилеплены папа и  Нинтендо. Судя по тому, как дети застучали клавишами в унисон, мальчиковая Нинтендо тоже показывала покемонов. 

- Саша, а ты спросил, как зовут твоего нового друга ? - поинтересовалась я голосом доброго педагога.

- Мугу, - ткнул в экран Саша. По экрану маленькой точечкой бегал непокемон Исмаил.

В автобусе мы расселись рядом друг с другом : я с пирожеными в красивой коробочке, Сашка с Нинтендо, еще одна Нинтендо с Исмаилом и папа Исмаила, улыбающийся мне во все белоснежные зубы.

Ехать нам было совсем недолго. Очень быстро обнаружилось, что Исмаил не так талантлив в дрессировке покемонов, как мой сын. Главный укротитель бросился помогать, но, к моему удивлению он не взял Нинтендо Исмаила, а забегал на экране маленькой точечкой, как я себе это представила. Реального же Сашу я предупреждала на каждой остановке: Саня, выходим через три остановки, через две, на следующей. Проверила в последний раз, что все мое при мне: коробочка, Саша, Нинтендо. Улыбнулась прощально Исмаиловскому папе и плавно спустила сына по автобусным ступенькам. Тревожный взгляд папы родил во мне смутные ощущения, что мы все же что-то забыли, но пересчитывать пироженые в коробочке я не стала.

Никто из пацанов не среагировал на разлуку, но как только закрылись автобусные двери, Саша рванул обратно. Я еле успела схватить его за шиворот.

- Тортера! - истошно орал мой ребенок.

- Саша, Нинтендо у тебя в руках

- Тортера, - истерил сын вслед уходящему автобусу.

До меня не доходило, что же всё-таки произошло. Догадавшись, что автобус мы не догоним, Саша повалился в асфальтовую пыль. У Лены с Яном полезли на лоб глаза. Лена видела Сашу второй раз в жизни. Я видела его в таком состоянии первый раз. Ребенок бился в припадке и орал на весь город Тортера! Я расстерялась: как вывести ребенка из транса? Обещала купить нового Тортера - сын объяснил, что не все в этой жизни продается, оправдывалась, что сам виноват, я его предупреждала - орал еще громче. Мне было стыдно перед Леной, неловко перед людьми, ждущими автобус.

- Ты рыдаешь так, как будто у тебя умерла мама, - пульнула я запрещенным ударом. 

- Я умер! - ребенок соревновался с асфальтом на прочность и мерялся со мной трагизмом.

Пытаясь поднять ребенка с земли, напоить водой, заинтересовать пирожеными, пристыдить Леной и Яном, пообещать новые игры, я исчерпала весь свой арсенал, выпрямилась в полный рост, мне не оставалось никакого выбора, кроме как идти к Лене одной, оставив Сашку оплакивать потерю Тортера.

И тут, в клубах поднятой Сашей пыли, нарисовались, как в ковбойских фильмах, тадам! - Исмаил с папой. Папа смотрел на меня с искренним осуждением. Его появление поразило меня не меньше, чем Санькино братание с асфальтом:

- Мадам, как вы могли его забыть? Это же несколько дней работы!

Я, конечно, поняла на тот момент, что Тортера это отец, сын и святой дух всех покемонов, и что он остался в Исмаиловской Нинтендо. Но сойти не на своей остановке, вернуться пешком и потом ждать следующий автобус, чтобы вернуть нечто не существующее в реальной жизни ? - это выходило за рамки моего понимания.

Вернувшийся к жизни Сашка забрал Тортеру на родину, вытер пыль с коленок и был готов идти к Лене обедать. Я долго и горячо благодарила Исмаиловского папу. Лена и Ян вообще не дышали, но часто моргали. Я думаю, они так и не поняли, кто такой Тортера, темные люди.

Вечером, выходя от Лены я спросила Сашу, не забыли ли мы Тортера в гостях. Приобретенный рефлекс сопровождал меня долгие месяцы. Я проверяла присутствие Тортеры в нашей жизни, как проверяют перед выходом из дома, выключен ли утюг.

Но сейчас моему повелителю покемонов 17 лет, и пора проверять совсем другое, о чем я расскажу вам в следующей серии.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded