?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

To my room

Петя по-прежнему засыпает только со мной, путаясь в моих волосах. Я засыпаю быстрее его, несмотря на крошечность его кроватки. Просыпаюсь ближе к полуночи, глотаю горячий чай. Чай помогает продержаться еще полчаса - время, необходимое для Сашиных глаголов - английских или немецких, это уж как повезет, русские он учит с учительницей, дай ей Бог здоровья.

Потом кормлю кота. Когда наконец-таки вся живность спит, наступает время на пожить - посмотреть фильм, почитать книгу, поговорить с подругой. Подруги, правда, у меня уравновешанные и в это время уже спят, фильмом боюсь разбудить спящее царство, остается книга и тупить в интернет, ну и иногда я еще и ем, но не будем о грустном. Несколько суток такого режима, и мой цвет лица приобретает мглистый оттенок, глаза сужаются и остатки сознания диктуют лечь спать пораньше.

И вот в один прекрасный вечер я вся умытая, намазанная ночным кремом, начинаю новую жизнь ранним укладыванием в постель, засыпаю еще не дойдя до кровати. Просыпаюсь неожиданно быстро и задерживаю момент неузнавания - где это я? чего это я еще сплю? и вообще как меня зовут? Про как меня зовут вспоминается обидно быстро, а вот географическая неопределенность нравится мне больше всего. Не открывая глаз, по нахождению головы с подушкой, я быстро определяю, что лежу в своей кровати в своей комнате, в Волгодонске, где же еще. И мне наверное пора в школу, но скорее всего нет, потому что мама еще не встала, и вообще никого не слышно. Даже собака практически не сопит, только влажный нос, упирающийся мне в шею выдает ее присутствие в моей кровате, а не в своем гнезде с кутятами (так мы называли Кнопочкиных щенков). А это значит, что скоро они подтянутся ко мне, положат лапки на край кровати и будут тоненько скулить, пока я не заброшу их в недра теплого одеяла.

И от того, что еще не надо вставать и можно снова нырнуть в сон, я вся - радостная благодарность! Моя комната! Как же мне здесь хорошо! Не зря я сражалась за нее с братом.

В моей комнате две стенные этажерки с книгами; это немного, и каждая книга заслужила свое место: сказки русские, сказки зарубежные, Витязь в тигровой шкуре, словарь крылатых выражений ("Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?"), стихи Асадова, сборник "Я помню чудное мгновенье" - любовная лирика русских поэтов от Слова о полку Игореве до Высоцкого, несколько книжек о шахматах, учебник высшей математики для технических вузов с тоненькими страничками - чисто для понтов. Со временем перекочевал в мою комнату том полного собрания сочинений А.С.П, содержащий Е.О. - у меня был проект выучить его наизусть. Сейчас он живет со мной во Франции, я так просто не сдаюсь! Той же участи были удостоены труды Ф.М. - по мере прочтения они покидали родительскую библиотеку и устраивались на моих полках. Во Францию уехали только Бесы, так как перед отъездом в институт я повадилась перечитывать этот роман каждой зимой, постоянно удивляясь сколько умных мыслей уместилось в этой книге и сколько зловещих предсказаний стали реальностью. Я думала, что традиция зимы с Бесами продолжится и в других географических широтах, но нет. Ни в Пятигорске, ни во Франции я Бесов так и не открыла.

Под полками с книгами проигрыватель с пластинками. Выбор пластинок - радость провинциалки! Никаких тебе Битлов, Doors и группы Аквариум. Песни на музыку Пахмутовой, песни из фильмов Эльдара Рязанова, куча пластинок Мирей Матье.

На противоположной стене репродукция картины Ильи Глазунова "Вечная Россия". Ну как репродукция - тоненький листочек формата А3 из журнала Огонек с пронумерованными великими людьми. Сначала я ей гордилась, радовалась, что многих узнаю в лицо. Потом мне стали снится кошмары, в которых единственная внятная мысль была о том, что все эти люди умерли и смотрят на меня по ночам. Листочек пришлось выкинуть. В возрасте моего старшего сына у меня возникали частые всплески грусти по поводу истории родного Отечества. Летом предпоследнего учебного года, на исходе августа, я уселась в кожаное кресло (на самом деле, кожзам) с единственной еще не прочитанной книгой из моего списка отличницы. Преступление и наказание стало моей первой книгой Достоевского. Эмоциональный шок, катарсис, потрясение всех чувств сразу. За ней, тут же Идиот и Братья Карамазовы, уже вне списка, зимой - Бесы. Воспаленные глаза, вера в особенный путь России и православие, я отрывалась только на поесть и помыть посуду. Теплая вода позволяла перевести дыхание и осознать величину гения, с которым я только что познакомилась. По вечерам плакала. Ночью мне снились эротические сны с непосредственным участием самого Ф.М. С началом учебного года маме пришлось прибегнуть к проверенному временем способу снятия напряжения - шоколадный зефир и крошечная стопочка коньяка подавались мне перед сном на красивом подносе прямо в кровать. Сейчас, правда, мама говорит, что это было красное сухое, но мне нравится думать, что мое "горячее молоко" было покрепче, чем у моих сверстников и армянского происхождения:)
Между стеной с книгами и стеной с Глазуновым вдоль окна мой письменный стол. В нем ничего примечательного: он не из массивного дерева и не с позолоченными ручками. В нижнем левом ящике - мой дневник. Кроме диалогов с Достоевским он содержит кратенький отчет о моих первых влюбленностях. Влюбленности свидетельствуют о том, что пациент уже готов: пионервожатая, учительница по английскому, соседка с тоскливым взглядом, мальчик на велосипеде (уф!). Еще в дневнике подводятся итоги. Мне нравилось в особенности писать ночью 31 декабря за несколько минут до курантов: "Я чувствую себя не как шестнадцатилетняя девушка, а как измученная жизнью сороколетняя женщина".
Но главное в моей комнате, конечно же - кровать. В ней можно заспать любое горе, читать потрясающие книги, мечтать о счастливой будущей жизни, некнижных отношениях, детях и приюте для бродячих собак. Просыпаясь утром, прислушиваться к шуму двора и определять по звуку каблуков погоду и время года.

Мне хочется еще вспомнить, что под окном у меня растут деревья, а сразу через дорогу летний кинотеатр Победа, но "Кнопочка" начинает подозрительно мурчать и оказывается разъевшимся за лето Гошей:) А я все еще не открываю глаза, пытаясь задержать в памяти картинку моей комнаты.


To My Room
When I moved here you were much darker,
so I put in windows and the aerial bookshelf
that runs around above head height. Now
I sleep with a weight of books above me.
I want to cover them, like birds, to keep them quiet.

I’ve slept three thousand nights in your arms.
You have absorbed my snoring and my dreams.
Your walls have seen dogs, spiders, frogs, snakes too,
and once a porcupine ambled through.

The trees are coming into leaf today.
I tell you this slowly because you’ve never been outside.
Robert Berold

Comments

( 8 comments — Leave a comment )
oxdoudka
Sep. 2nd, 2016 10:42 pm (UTC)
Этот вот твой рассказ - и есть "шоколадный зефир и крошечная стопочка коньяка ... перед сном на красивом подносе прямо в кровать"! Пальчики оближешь! Моя гостья уехала, и я в понедельник свободна. Могу подъехать пообедать или просто на кофе. Соскучилась!!!
tapetrova
Sep. 3rd, 2016 07:11 pm (UTC)
Ксюша! Я готова греть твое "молоко на ночь", писать завтраки и легкие ланчи, но на реальный обед вырвусь через неделю: на работе дурдом. Подождешь? Поздравляю с отъездом гостьи:)
oxdoudka
Sep. 3rd, 2016 08:49 pm (UTC)
Без проблем! Я прекрасно тебя понимаю, потому что у меня тоже на работе дурдом. Но - о блаженство! - свободный понедельник! Я даже себе удивляюсь - на работу не тянет совершенно... Наверное, за месяц отпуска ушла в какой-то психологический отрыв...
eldoradovna
Sep. 3rd, 2016 01:50 am (UTC)
ПРекрасно как! И деревья за окном... А знаешь, я тоже упивалась Достоевским в старших классах, только Преступление и наказание почему-то прочитала позже многих остальных. Начинала с рассказов, а первый роман был Подросток. Прочитала все - мама обожала Достоевского и у нас были не только все его романы, но и переписка. Но сейчас Ф.М. для меня невозможен - столько душевной боли я не в силах вынести, нет. Как я с этим справлялась в юности, нипанимаю...
tapetrova
Sep. 3rd, 2016 07:16 pm (UTC)
И для меня невозможен, раздирающая душу, травмирующая неокрепшую психику литература. Я вот "нипонимаю" зачем включать Достоевского в школьную программу. Хотя и не исключено, что это мы с тобой такие экзальтированные.
eldoradovna
Sep. 3rd, 2016 07:33 pm (UTC)
Знаешь, мне кажется подростки более устойчивые, чем взрослые, в силу отсутствия жизненного опыта. Я себя вспоминаю, и вижу, что глубину некоторых вещей я просто не могла постичь. И вот в связи с этим у меня тот же вопрос - зачем в школе Анна Каренина и Война и Мир? Зачем Достоевский? Есть же менее сокрушительная литература. Качественная, гуманная, увлекательная. Пусть учились бы сперва получать от чтения удовольствие, а потом уж душевные муки)))
kovina
Sep. 7th, 2016 08:19 pm (UTC)
А я всем советую электронную книжку. У меня в ней поместилось 100 раз столько сколько у тебя на полках и еще больше. Едешь в отпуск и даже не задумываешься чтобы взять почитать. Обвыбираться можно. Что забавно, так это то, что во Франции я не нашла подходящей электронной книжки (исследование рынка, тестирование и все такое). Всех затмила книжка onyx cleopatra, которая продается только в России и на Украине. The best
tapetrova
Sep. 8th, 2016 01:38 pm (UTC)
Ну и расскажи нам, Светик-Пересветик, чего ты прочитала за лето в клеопатре?
Таких симпатичных ботов у меня ещё не было)
( 8 comments — Leave a comment )